четверг, 8 мая 2014 г.

Молодой Шерлок

Я же тут фанат Шерлока Холмса в любом его проявлении, пересмотрела разные сериалы,

в том числе и Элементарно (США)

А вот теперь читаю автора 

Эндрю Лейн.


Он пишет рассказы о молодом Шерлоке, его детстве, родителях и тп. Кончего же это не Конон Дойл, но по-своему интересные истории. Шерлок там еще не совсем Шерлок. У него 4 книги: Облако смерти, Красная Пиявка, Черный лед, Огненный шторм. 
В книге Красная пиявка есть такой кусок, который заставляет задуматься над некоторыми событиями в соседнем государстве:

Я о том, что из-за тебя погиб человек. Я сталкивался со случаями, когда после такого людей затягивало в болото скорби — груз вины был для них слишком тяжел.
Шерлок на минуту задумался. Да, человек погиб, и ответственность за это лежала на нем.
— Нельзя сказать, что я набожен, — признался Шерлок, немного подумав. — Я не верю в Божью заповедь «Не убий», но я верю в то, что общество станет лучше, если законы все-таки будут работать и никто не сможет безнаказанно убивать направо и налево. Об этом написано в «Республике» Платона — книге, которую мне подарил брат. Но стюард пытался убить меня, и если бы я не убил его, он бы не остановился. Я не хотел его убивать. Это он полез в драку, не я.
Кроу кивнул:
— Это справедливо.
— Я правильно ответил?
— Правильного ответа не существует, сынок. По крайней мере, я его не знаю. Это дилемма: общество существует, потому что люди соблюдают законы и не убивают друг друга направо и налево, но если кто-то решил преступить закон, почему с ним нужно поступать законно? Позволить таким, как он, творить бесчинства или сразиться с ними их же оружием? Если оставаться в стороне, то власть над обществом захватят негодяи, так как они всегда готовы драться без правил и жалости. А если выбрать второй путь, как не стать таким же мерзавцем, как они? — Он покачал головой. — В конце концов, единственное, что я могу сказать тебе, — если когда-нибудь ты поймешь, что человеческая жизнь ничего для тебя не значит, знай, ты зашел слишком далеко. Пока же чужая смерть беспокоит тебя, пока ты понимаешь, что убийство — это крайняя мера, а не самое легкое решение проблем, ты, наверное, на правильном пути.